Libmonster ID: KG-1060

2 июня 2007 г. скоропостижно скончался видный российский арабист, известный специалист в области экономических и социальных проблем современного Ирака, старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН, кандидат экономических наук Григорий Сергеевич Шахбазян.

Г. С. Шахбазян состоял членом центрального правления Общества советско-иракской дружбы (ныне - Общество дружбы с Ираком), а в 1999 г. был избран вице-президентом Комитета по научному, культурному и деловому сотрудничеству с Ираком. Данная статья, написанная в 2007 г., не утеряла своей актуальности, поскольку сохраняется опасность того, что Ирак может исчезнуть как целостное государство.

В марте-апреле 2003 г. В Республике Ирак произошла смена политического режима в результате проведения против этой страны военной операции "Шок и трепет". Операция, начатая 20 марта, продолжалась три недели. В военную коалицию, проводившую операцию, входили вооруженные силы США в качестве основного участника, а также войска Великобритании, Австралии, Польши и других стран. В ходе оккупации Ирака число участников коалиции выросло до сорока пяти. 1 мая 2003 г. Президент США Дж. Буш объявил о завершении войны в Ираке. Правивший здесь с июля 1968 г., т.е. в течение почти 35 лет, режим иракской Баас, или ПАСВ, во главе с Саддамом Хусейном был свергнут, сама ПАСВ Ирака была объявлена вне закона.

22 мая 2003 г. Совет Безопасности ООН одобрил резолюцию N 1483, в которой сформулировал основные пути решения проблемы послевоенного обустройства Ирака. Согласно резолюции, с момента ее принятия было прекращено действие санкций, введенных в отношении Ирака в 1990 г. (резолюция N 661), за исключением эмбарго на военные поставки, а с 21 ноября была прекращена деятельность Комитета по санкциям и гуманитарной программе ООН "Нефть в обмен на продовольствие". В соответствии с решениями СБ ООН США и Великобритания были признаны оккупирующими державами, которые несут конкретные обязательства и полномочия согласно нормам международного права [Энциклопедия..., 2004, с. 472; Сапронова, 2006, с. 67, 68].

С апреля 2003 г. Ираком стала управлять Временная коалиционная администрация (ВКА), а фактически военные власти США. Главой ее был назначен отставной генерал Гарнер, а с мая 2003 г. - бывший посол, специальный посланник Президента США Пол Бремер. В составе ВКА было образовано 23 управления, во главе каждого - американец, имевший несколько иракских консультантов. ВКА разрешила провести в стране выборы в местные органы власти. В июле 2003 г. В Багдаде был образован Временный управляющий совет (ВУС) Ирака, состоявший из 25 человек, имевших

стр. 80
министерские полномочия и представлявших основные этноконфессиональные группы населения - шиитов, суннитов, курдов, а также бывших эмигрантов светской ориентации. В состав ВУС входили 13 арабов-шиитов, 6 арабов-суннитов, 4 курда-шиита, 1 туркоман и 1 христианин-ассириец. ВУС должен был действовать до создания в стране постоянных органов власти. 31 августа 2003 г. ВУС, по согласованию с ВКА, провел распределение министерских постов, что позволяло неофициально называть ВУС временным правительством страны [Ирак под американским..., 2003, с. 42, 43; Anderson, Stansfield, 2004, p. 226, 228, 252, 253].

8 марта 2004 г. ВУС Ирака принял Основной закон страны (новую временную конституцию), на базе которого к 30 июня 2004 г. должны были быть созданы переходные органы власти, после чего учреждения временной коалиционной власти, включая ВКА, должны были быть распущены. Временная конституция - "Закон об управлении Государством Ирак в переходный период" - имела учредительный характер, так как была нацелена на создание новых органов государственной власти и формирование основ новой государственно-политической системы. Надо также принять во внимание, что конституция 2004 г. была принята в условиях иностранной военной оккупации после полной ликвидации всей прежней системы государственного управления. Согласно положениям временной конституции, переходный период начинался 30 июня 2004 г. с образования суверенного временного правительства и должен был закончиться формированием национального правительства Ирака на основе постоянной конституции не позднее 31 декабря 2005 г.

В конце мая 2004 г. премьер-министром страны был назначен член ВУС шиит Аййад Алауи, основавший в 1991 г. в эмиграции движение Иракское национальное согласие. На пост президента Ирака был назначен 46-летний суннит Гази ал-Йавар, племянник главы трехмиллионного племени Шаммар шейха Мохсина ал-Йавара, член ВУС с июля 2003 г. [Сапронова, 2004, с. 69 - 73; Ирак: 100 дней..., 2004, с. 52, 53, 62, 63; Anderson, Stansfield, 2004, p. 231].

28 июня 2004 г., т.е. на два дня раньше намеченного срока, ВКА передала власть в стране временному правительству. Фактически же администрация США продолжала сохранять в своих руках основные рычаги власти, что объяснялось в большой степени развернувшимся после оккупации Ирака движением сопротивления, которое могло добиться отставки любого правительства, если бы оно не опиралось на иностранные штыки.

30 января 2005 г. в Ираке состоялись выборы в Переходную национальную ассамблею - Временный парламент, который должен был принять новую постоянную конституцию, призванную ознаменовать собой возвращение Ираку (пока что формально) полномасштабного суверенитета. Следует учитывать, что все принятые после свержения монархии в 1958 г. конституции страны имели временный характер. Выборы 30 января 2005 г. в парламент были призваны стать первыми демократическими выборами в истории Ирака, а их проведение, по замыслу коалиции, - первым шагом на пути к созданию нового государства и гражданского общества. В то же время нельзя назвать эти выборы успешными, так как в них приняли участие главным образом шииты и курды. Право участия в выборах получили свыше 120 партий. Всего 30 января 2005 г. в голосовании приняли участие около 8.5 млн. иракцев, или 58% от общего числа зарегистрированных избирателей (около 12 млн. человек). Поскольку перепись предполагаемых избирателей была невозможна ввиду нехватки времени, избирательные списки были подготовлены на основе составленных властями страны в 1990-е гг. списков граждан для продажи им по низким ценам пайков, включавших продовольственные и промышленные товары (мука, масло, сахар, мыло и т.п.) Любой гражданин с действующей карточкой для приобретения этих товаров получил право принять участие в голосовании. Указанные пайки багдадские власти не выда-

стр. 81
вали жителям Иракского Курдистана, завоевавшим фактическую автономию в начале 1990-х гг., и жителям шиитских районов юга страны.

Результаты выборов 30 января говорили об успехе шиитских партий, которые при режиме ПАСВ почти не принимали участия в политической жизни страны. Первое место по числу полученных голосов занял Объединенный иракский альянс, образованный на основе двадцати двух, в основном шиитских, партий и групп. Альянс завоевал 48% голосов и 140 мест в парламенте. На втором месте оказалась коалиция курдских партий - Демократический патриотический альянс Курдистана (26% голосов и 75 мест в парламенте). На третье место вышел светский блок - Иракский список во главе с тогдашним премьер-министром А. Алауи (14% голосов и 40 мест в парламенте). Остальные 20 мест в парламенте достались мелким партиям и общественным организациям. В списках кандидатов в состав парламента, представленных на выборы, 33% мест должны были занимать женщины [MEED, 2006, N 52, р. 4; MEED, 2005, N 2, р. 5; http://www.electionworldorg./iraqhtm (09.03.2005)].

Избранная Национальная ассамблея должна была к 15 августа 2005 г. закончить работу над проектом конституции, а на 15 октября того же года был назначен всеобщий референдум о принятии этой конституции. После референдума Национальная ассамблея сложила, как и предполагалось заранее, свои полномочия. До 15 декабря 2005 г. в Ираке должны были быть проведены выборы в постоянный парламент, который, в свою очередь, должен был назначить полностью конституционное правительство. Оно должно было до 31 декабря 2005 г. взять власть в свои руки [MEED, 2004, N31, р. 26].

В итоге, как полагали организаторы данного избирательного процесса, прежде всего власти США, в Ираке создавались основы гражданского общества. В США предполагали, что после принятия конституции и создания постоянного правительства большая часть войск коалиции может быть выведена из Ирака.

7 апреля 2005 г. было утверждено назначение 58-летнего шиита Ибрагима ал-Джаафари премьер-министром страны. Избиравшийся на выборах в Национальную ассамблею от Объединенного иракского альянса доктор И. ал-Джаафари провел в эмиграции 23 года: 9 лет - в Иране (после бегства из Ирака в 1980 г.), а оставшиеся - в Лондоне. 6 апреля президентом Ирака был избран лидер Патриотического Союза Курдистана Джалал Талабани, вице-президентами были избраны: шиит А. Абдул Махди и шейх Гази ал-Йавар [MEED, 2005, N 8, р. 3; http://print.infoplease.com/ ... (Iraq Crisis, 2005)]. Состав правительства Ирака был официально утвержден Временным парламентом после долгих споров и обсуждений только 28 апреля 2005 г.

15 августа 2005 г. Ирак продлил срок завершения работы над проектом постоянной конституции, с тем чтобы делегаты от шиитов, суннитов и курдов смогли найти компромиссное решение по таким спорным вопросам, как распределение доходов от экспорта нефти, федеральное устройство страны, права женщин и роль ислама в управлении Ираком. 28 августа 2005 г. Конституционный комитет Ирака подписал проект новой конституции, который должен был быть представлен на общеиракский референдум 15 октября 2005 г. Суннитские участники выступили с осуждением проекта конституции. Ни один из пятнадцати их представителей, входивших в состав конституционного комитета, не подписал этот документ. Согласие суннитов на проведение референдума было получено за день до референдума. Взамен сунниты получили право вносить в конституцию поправки и провести новый референдум.

15 октября 2005 г., после преодоления многих препятствий, о части которых говорилось выше, в Ираке состоялся общенародный референдум, одобривший проект конституции. В референдуме приняли участие 61% граждан, обладающих правом голоса (по другим данным - 63%). Поскольку боевики обещали расстрелять любого, кто пойдет голосовать, для охраны граждан у избирательных участков было выстав-

стр. 82
лено 70 тыс. полицейских. Все границы страны были закрыты. В Ираке объявили четырехдневные выходные и комендантский час [Известия, 29.08.05]. По заявлению Центральной избирательной комиссии за проект конституции проголосовали 79% граждан, посетивших избирательные участки. При этом, однако, свыше 2/3 избирателей в двух провинциях и менее 2/3 в третьей провинции, населенных в основном суннитами, проголосовали против. Если бы конституцию отвергли 2/3 проголосовавших минимум в трех провинциях из четырех, в которых сунниты составляют большинство, процесс принятия конституции начался бы снова [там же; http://print.in-foplease.com/ ... (Iraq Crisis, 2005)].

Через два месяца, 15 декабря 2005 г., в Ираке состоялись выборы в первый после свержения режима С. Хусейна постоянный парламент. Около 11 млн. избирателей приняли участие в выборах. 275 мест в парламенте оспаривали свыше 7 тыс. кандидатов от 300 партий [http://print.infoplease.com/ ... (Iraq Crisis, 2005)].

Итоги выборов были опубликованы в Ираке 20 января 2006 г. Места в парламенте заняли представители двенадцати политических блоков и коалиций. Объединенный Иракский Альянс, в который вошли свыше 20 шиитских исламских партий и групп, но главную роль играли партия Ад-Даава и Высший совет исламской революции в Ираке (ВСИРИ), получил 128 мест в парламенте; Союз двух крупных курдских партий - ДПК и ПСК и шести более мелких партий Курдистанский альянс - 53 места; Иракский фронт согласия (или Фронт национального согласия), состоящий из трех суннитских партий (арабы-сунниты), - 44; Иракский фронт за национальный диалог (арабы-сунниты; всего в него вошли 14 партий и групп) - 11 мандатов; Иракский национальный список во главе с бывшим премьер-министром А. Алауи (светский блок, состоит из суннитов и шиитов) - 5 мест; Исламская партия Курдистана - 5; Блок примирения и освобождения (арабы-сунниты) - 3; Рисалиййун (шииты) - 2; Туркоманский иракский фронт (этнические турки) - 1 место; Список иракской нации (сунниты) - 1 место; Религиозная секта йезидского меньшинства - 1 место; Список ар-Рафидэйн (христиане) - 1 место [http://print.infoplease.com/ ... (Iraq Crisis, 2005); http://nehtwsvote.bbc.co.uk/mpapps/pagetools/print/news.bbc.co.uk/2/hi/middleeast/45...; MEED, 2006, N 4, p. 3].

Подводя итоги выборам в Национальную ассамблею Ирака, которые состоялись 15 декабря 2005 г., можно отметить, что, как и на январских выборах во Временный парламент, победу одержал шиитский Объединенный иракский альянс - 128 депутатских мандатов в 275-местной Национальной ассамблее. Несмотря на то что у шиитов самая крупная фракция, они не смогли добиться большинства (т.е. 138 голосов - более 50% мандатов), как это было во временном парламенте, избранном в начале 2005 г. Причиной этого стало, видимо, решение суннитских партий не бойкотировать выборы в декабре 2005 г. В результате два крупнейших суннитских избирательных блока - Иракский фронт согласия и Иракский фронт за национальный диалог (арабы-сунниты) - добились 55 мест, а вместе с двумя другими мелкими суннитскими партиями, самостоятельно выступавшими на выборах, - 59 мандатов. Союз двух крупных и шести мелких курдских партий завоевал на выборах 53 мандата. Большинство представителей политических партий, прошедших в парламент Ирака, потребовали формирования правительства национального единства [Коммерсантъ, 21.01.2006].

После более чем четырехмесячного обсуждения 22 апреля 2006 г. премьер-министром Ирака был утвержден Нури ал-Малики, член шиитской партии Ад-Даава. Прежний премьер И. ал-Джаафари, тоже шиит, не был утвержден, поскольку представители арабов-суннитов и курдов отвергали его кандидатуру. Многие в Ираке считали, что ал-Джаафари - политик, чья деятельность вызывает в обществе разногласия и что он не способен сформировать правительство национального единства. Представители властей Ирака и США долго убеждали ал-Джаафари покинуть свой

стр. 83
пост, а он отказывался. По этой причине затянулось и назначение нового премьер-министра. Новое правительство было создано лишь в мае 2006 г. [http://print.infoplease.com/ spot/iraqtimeline5.html (Iraq War, Timeline, 2006); ttp://nehtwsvote.bbc.co.uk/mpapps/page-tools/print/news.bbc.co.uk/2/hi/middleeast/45...].

Выше были отражены основные этапы создания в постсаддамовском Ираке новой системы высших органов управления государством (парламент, правительство). Эти органы сформированы в соответствии с численностью представителей важнейших этноконфессиональных групп, проживающих в Ираке: арабы-сунниты, арабы-шииты, курды (независимо от конфессиональной принадлежности последних), немусульмане (в основном христиане). Целесообразно кратко рассмотреть сложившееся после ликвидации антинародного режима С. Хусейна положение каждой из названных групп в условиях непрекращающейся гражданской войны и действия новых структур управления государства, образованных в последние годы на демократической основе.

Сунниты - ведущая ветвь в исламе, около 90% мусульман исповедуют суннизм, однако в Ираке суннитами являются 32 - 37% всего населения, из них менее 20% - арабы; шииты в Ираке соответственно занимают по своей численности первое место: 60 - 65% всего населения, из них около 80% - арабы. В этническом отношении около 60% суннитов - арабы, 36% - курды, остальные - выходцы с Кавказа (в арабских странах их называют черкесами), туркоманы, выходцы из Индии и Пакистана. Однако, хотя сунниты Ирака и составляют меньшинство населения, в других арабских странах они - в большинстве. Из 21 арабской страны в 20 (т.е. везде, кроме Ирака) сунниты находятся у власти. В годы правления режима Саддама Хусейна реальное соотношение между численностью суннитов и шиитов в Ираке тщательно скрывалось властями, а различия в социально-экономическом положении между суннитами и шиитами всячески затушевывались. Эти различия существовали со времен Османской империи. Все руководящие должности в административных органах, в различных отраслях хозяйства, большая часть офицерских должностей в армии, полиции в первую очередь предоставлялись суннитам (при режиме Баас - суннитам - членам этой партии). Многочисленные спецслужбы и отборные армейские части, например личная охрана президента, Республиканская гвардия, Специальная Республиканская гвардия, формировались исключительно или большей частью - из представителей суннитских племен [Энциклопедия..., 2004, с. 35; Ислам, 1983, с. 139; Ученые записки..., 2006, с. 200; Ирак: 100 дней..., 2004, с. 35].

Крах режима С. Хусейна был воспринят суннитами как окончание периода их гегемонии в Ираке. Суннитам есть что терять, если эксперимент США по демократизации Ирака окажется успешным, и поэтому у них есть явный стимул добиться его провала. Суннитский треугольник (Багдад-Мосул-Рутба) является самым непокорным и опасным районом страны для войск США. Если восстания и публичные демонстрации неповиновения в отношении оккупационных войск США в Эл-Фаллудже стали выражением общественного мнения в Ираке, то сердцевина зоны проживания суннитов превратилась в 2003 - 2004 гг. в важнейший узел вооруженного сопротивления присутствию США в этой стране.

Очень высоко напряжение в среде суннитов в отношении севера Ирака, а именно - городов Мосул и Киркук. Стремление курдов присоединить Киркук, превратив его в региональную столицу Иракского Курдистана, вызвало у суннитов тревогу, спровоцировав кровавое противостояние арабов и курдов в этом городе. Однако возмущение суннитов достигло своего пика, когда глава администрации США в Ираке П. Бремер начал осуществление политики "дебаасификации", используя в качестве модели "денацификацию" Германии после Второй мировой войны. В обстановке внешнего вмешательства в дела Ирака со стороны США, соседних региональных держав, по-

стр. 84
пыток шиитов взять под свой контроль государственные учреждения и успехов курдов на пути к автономизации можно ожидать появления в рядах суннитов организации, которая превратится в силу, способную захватить и удержать власть и подчинить себе остальные группы населения. Такой вариант нельзя исключить, так как слабость шиитов в организационном отношении хорошо известна. Курды разделены во внутреннем плане. Сунниты же традиционно были политически наиболее консолидированной и организованной частью иракского общества.

В условиях представительной демократии, когда политическая власть отражает численность каждой этноконфессиональной общины, роль суннитов могла быть низведена до положения политической подчиненности шиитам и курдам. От разрушения существовавшей иерархии власти в Ираке выигрывают и курды, и шииты. Многое теряют только сунниты. Лучший путь для суннитов в воспрепятствовании США выполнить свою миссию - разыграть карту иракского национализма и создать ядро организованного движения сопротивления. У курдов имеются причины надеяться на то, что вооруженные силы США останутся в Ираке. У шиитов, как было сказано выше, нет организованной сплоченности, таким образом, наиболее вероятным источником организованного сопротивления в нынешнем Ираке остаются сунниты.

После свержения режима С. Хусейна у суннитов не нашлось какой-либо политической фигуры, которая могла бы представлять их общину в ВКА П. Бремера. У суннитов до 2003 г. не было политической организации. Встретившись на своем пути с мощной политической машиной курдов и массовостью шиитов, сунниты оказались во многом недостаточно представленной частью иракского общества.

Через неделю после падения Багдада в стране был создан коллективный орган представителей суннитских религиозных институтов в Ираке - Комитет улемов мусульман. По причине разобщенности суннитских религиозных деятелей лишь в январе 2004 г. Комитет улемов смог сформировать свои руководящие органы - Консультативный совет суннитов, в который входит 45 улемов, а также Генеральный секретариат из 13 членов, избираемый членами Консультативного совета. Большинство суннитских религиозных деятелей осуждают оккупацию Ирака и требуют немедленного вывода коалиционных войск с его территории [Ирак: 100 дней..., 2004, с. 46,47; Anderson, Stansfield, 2004, p. 151 - 153].

Община шиитов в Ираке - самая большая в арабских странах и занимает третье место в мире после Ирана и Пакистана. Кроме арабов в нее входят 30% живущих здесь туркоман и все иракцы иранского происхождения. Около 80% шиитов живут на юге и востоке страны, а также в Багдаде. Большая часть шиитов - сельские жители. Горожане живут в священных шиитских центрах: городах Эн-Неджеф, Кербела, Ку-фа, в районе Казымейн (окраина Багдада). Духовный лидер шиитов - аятолла - живет в Эн-Неджефе.

Социально-политический аспект шиитской проблемы в Ираке состоит в том, что здесь шииты традиционно были угнетаемой частью населения и занимали подчиненное положение. В течение четырех веков Ирак был частью суннитской Османской империи. Образование королевства Ирак в 1921 г. и приход к власти короля Фейсала (суннита) не изменили положения шиитов. После прихода к власти в 1968 г. светской партии Баас правительство ввело цензуру на религиозные публикации, закрыло ряд шиитских религиозных заведений. Шиитские духовные лица вынуждены были сплотить верующих для протеста. В конце 1950-х гг. в Эн-Неджефе с благословения главы шиитов Ирака аятоллы Мухсина ал-Хакима (ум. в 1970 г.) было тайно основано шиитское политическое движение (партия) Ад-Даава ал-Исламийя (Исламский призыв). Одним из ее организаторов был молодой шиитский ученый, знаток теологии и религиозного права Мухаммад Бакир ас-Садр. С конца 1974 г. в Ираке начались политические демонстрации шиитов. 25 шиитских лидеров были арестованы и тайно

стр. 85
осуждены, а некоторые - казнены. Крупным стимулом для усиления движения шиитов стала победа антимонархической Исламской революции в соседнем Иране в 1979 г. Тогда баасистское правительство ужесточило борьбу против шиитского подполья. 31 марта 1980 г. партия Ад-Даава была запрещена в Ираке, а членство в ней стало караться смертной казнью. В апреле 1980 г. были казнены находившийся под домашним арестом глава шиитов Ирака 45-летний аятолла Мухаммед Бакир ас-Садр (иракский "Хомейни") и его сестра и соратница 30-летняя Амина ас-Садр. С конца 1970-х гг. в Иран было депортировано из Ирака около 200 тыс. шиитов, главным образом иракцев иранского происхождения [Энциклопедия..., 2004, с. 469; Tripp, 2002, р. 160].

По мнению известных специалистов по Ближнему Востоку Л. Андерсона и Г. Стэнсфилда, со дня образования Ирака в 20-е гг. прошлого века там действовала "неформальная система политического апартеида: для продвижения шиитов в финансовый и коммерческий мир почти не существовало барьеров, а вот доступ к политической власти почти полностью был закрыт. Высшие эшелоны вооруженных сил и спецслужб всегда контролировались суннитами" [Anderson, Stansfield, 2004, p. 134, 135].

В Декларации шиитов Ирака, принятой в июне 2002 г. сказано, что продолжение изоляции от значительных структур власти внесло свой вклад в превращение иракских шиитов в общепризнанную социальную реальность. В Декларации говорится также, что "кристаллизация шиитов в отдельную группу больше обязана политике дискриминации, чем каким-либо специфически религиозным взглядам" [Ibid., p. 135].

В годы правления режима С. Хусейна ему удалось ликвидировать почти все формы легальных общественных структур. Устранение этого режима создало серьезный вакуум власти в Ираке, который заполняется любой силой, способной обеспечить подобие порядка и элементарных социальных услуг доведенному до отчаяния населению. Организованная религия с нарастающей силой заполняет этот вакуум. Шиизм будет играть важную политическую роль в будущем иракского государства, так как это - одна из очень немногих оставшихся социальных структур, которая имеет возможность мобилизовать широкие массы. Шииты в Ираке осознают себя в первую очередь иракцами, и лишь затем - шиитами. Это показала ирано-иракская война 1980 - 1988 гг., в ходе которой солдаты-иракцы (большая часть рядовых была шиитами) отважно воевали против своих "братьев по вере" - иранских шиитов. В этом контексте "шиитский юг" не имеет каких-либо важных отличий от "суннитского центра" в силу тесных человеческих связей между этими регионами. Межобщинные связи настолько сильны, что для некоторых арабов трудно самоидентифицироваться - являются ли они шиитами или суннитами [ibid., p. 135, 137].

Если же возрождение шиитской идентичности будет разворачиваться с прежней интенсивностью, ситуация в Ираке изменится. В настоящее время наиболее важные административные учреждения - "зона, свободная от шиитов". Это положение, по мнению руководителей шиитских религиозных и общественных организаций, должно быть изменено. Однако в этом процессе возможен конфликт между местными иракскими клерикалами и теми, чья репутация подорвана сотрудничеством с Ираном. Муктада ас-Садр остается фигурой, наиболее способной мобилизовать массы, но цели его активности предугадать сложно. До сих пор среди шиитских лидеров ведущая роль за аятоллой Али ас-Систани, духовным лидером шиитов Ирака. В пост-саддамовском Ираке важна и роль племенных вождей (шейхов).

Курды - последняя описываемая здесь, но никак не по своему значению из трех основных мусульманских этноконфессиональных групп. После 1991 г. курды завоевали фактическую политическую независимость в рамках Ирака и строят экономику, в минимальной степени зависимую от остальной территории страны. По существу, Иракский Курдистан для всех жителей Ирака - это отдельная страна. В сложившейся ситуации курды не заинтересованы в скорейшем уходе войск США из Ирака.

стр. 86
Положение в Иракском Курдистане подробно анализируется российскими курдоведами в недавно вышедшей книге [Курдский вопрос..., 2006, с. 341].

В ходе военных действий в Ираке погибли от 60 до 100 тыс. мирных жителей. Два миллиона человек стали беженцами, 1.8 млн. человек - перемещенными лицами. Ежегодно умирает 15% детей в возрасте до 8 лет. К марту 2007 г. было убито 3220 военнослужащих США, 132 британца и 124 других представителей коалиции, 25 тыс. человек серьезно ранены [Независимая газета, 20.03.07].

На территории Ирака полыхает гражданская война по этноконфессиональному признаку, главным образом между шиитами и суннитами. Она грозит расколом страны на три части - суннитскую, шиитскую и курдскую. В итоге Ирак оказывается на грани исчезновения как единое государство, его будущее и территориальная целостность - под вопросом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Известия.

Ирак под американским управлением: демократизация или "вьетнамизация". М., 2003.

Ирак: 100 дней переходного правительства. М., 2004.

Ислам. Краткий справочник. М., 1983.

Коммерсантъ.

Курдский вопрос в Западной Азии в начале XXI века. М.: ИВ РАН, Ин-т Ближнего Востока, 2006.

Независимая газета.

Сапронова М. А. Иракская конституция в прошлом и настоящем. М., 2006.

Ученые записки Центра арабских исследований. Вып. 4. М., 2006.

Энциклопедия стран мира. М., 2004.

Anderson L., Stansfield G., The Future of Iraq: Dictatorship, Democracy or Division, N.Y., 2004.

MEED. L., 2004, 2005, 2006.

http://www.electionworldorg./iraqhtm (09.03.05)

http://print.infoplease.com/spot/iraqtimeline4.html (Iraq Crisis, 2005)

http://print.infoplease.com/spot/iraqtimeline5.html (Iraq War, Timeline, 2006)

http://nehtwsvote.bbc.co.uk7mpapps/pagetools/print/news.bbc.co.uk/2/hi/middleeast/45...

Tripp Ch. A History of Iraq. N.Y., 2002.


© lib.am

Permanent link to this publication:

https://lib.am/m/articles/view/ИРАК-ПОСЛЕ-САДДАМА-ИТОГИ-ЧЕТЫРЕХ-ЛЕТ-ОККУПАЦИИ

Similar publications: LKyrgyzstan LWorld Y G


Publisher:

Lejla MusaevaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://lib.am/Musaeva

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. С. ШАХБАЗЯН, ИРАК ПОСЛЕ САДДАМА: ИТОГИ ЧЕТЫРЕХ ЛЕТ ОККУПАЦИИ // Bishkek: Library of Kyrgyzstan (LIBRARY.KG). Updated: 09.07.2024. URL: https://lib.am/m/articles/view/ИРАК-ПОСЛЕ-САДДАМА-ИТОГИ-ЧЕТЫРЕХ-ЛЕТ-ОККУПАЦИИ (date of access: 21.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Г. С. ШАХБАЗЯН:

Г. С. ШАХБАЗЯН → other publications, search: Libmonster KyrgyzstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
МИХАИЛ СЕМЁНОВИЧ ЛАЗАРЕВ (1930-2010)
15 hours ago · From Lejla Musaeva
К 100-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АННЫ СТЕПАНОВНЫ ТВЕРИТИНОВОЙ
15 hours ago · From Lejla Musaeva
К 60-ЛЕТИЮ АЛЕКСАНДРА ВЛАДИМИРОВИЧА АКИМОВА
15 hours ago · From Lejla Musaeva
К 75-ЛЕТИЮ ГЕННАДИЯ ИЛЛАРИОНОВИЧА ЧУФРИНА
15 hours ago · From Lejla Musaeva
РУКОПИСИ, ДЕПОНИРОВАННЫЕ В ИНИОН РАН в 2008 и 2009 гг.
15 hours ago · From Lejla Musaeva
К 80-ЛЕТИЮ СЕРГЕЯ КОНСТАНТИНОВИЧА РОЩИНА
15 hours ago · From Lejla Musaeva
К 80-ЛЕТИЮ ЮРИЯ ВАСИЛЬЕВИЧА ВАНИНА
15 hours ago · From Lejla Musaeva
JOHN W. PARKER. PERSIAN DREAMS. MOSCOW AND TEHRAN SINCE THE FALL OF THE SHAH
15 hours ago · From Lejla Musaeva
I.Y. MOROSOVA. SOCIALIST REVOLUTIONS IN ASIA. THE SOCIAL HISTORY OF MONGOLIA IN THE TWENTIETH CENTURY
17 hours ago · From Lejla Musaeva
Г. Г. ЧИКОВАНИ. КАШКАДАРЬИНСКИЙ АРАБСКИЙ ДИАЛЕКТ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ. (1) Г. Г. ЧИКОВАНИ. БУХАРСКИЙ ДИАЛЕКТ АРАБСКОГО ЯЗЫКА (2)
17 hours ago · From Lejla Musaeva

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

LIBRARY.KG - Digital Library of Kyrgyzstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ИРАК ПОСЛЕ САДДАМА: ИТОГИ ЧЕТЫРЕХ ЛЕТ ОККУПАЦИИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KG LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kyrgyzstan ® All rights reserved.
2023-2024, LIBRARY.KG is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kyrgyzstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android